Железяки
Люда и наш видеограф Стас работали вместе еще в Мегаплане

Работа с командой

Здравствуйте!

Сегодня у нас противоречивая тема — работа в команде. Я работаю как ИП с несколькими проектами, постоянной команды у меня нет. Но я всё время попадаю в новые команды и смотрю, как там все работает.

То же у Макса: он никогда не работал в офисе ни одной компании, но постоянно работает с кучей разных команд. Мы смотрим на командную работу со стороны. Наш взгляд отличается от взгляда изнутри.

Если вас это не беспокоит — поехали.

Что значит «команда»

Под словом «команда» обычно понимают людей, с которыми работаешь. Кроме работы у команды общие темы для разговора, рабочее пространство, корпоративы и традиции. Если сотрудники сдают друг другу по сто рублей на день рождения, а потом вместе едят тортик — традиционно они считаются командой.

В таком понимании акцент на отношениях. Мол, если все дружат между собой, доверяют друг другу, работа пойдет продуктивнее.

Хорошо, если люди, которые вместе работают, еще и дружат. Но возникает проблема: личные отношения не имеют ничего общего с работой. Это два независимых понятия.

Чтобы понять, что такое команда на самом деле, посмотрим пример:

Никита и Коля работают вместе. Никита — менеджер, Коля — аналитик и душа компании. Они дружат, ходят вместе в бар, занимают друг другу денег. Но с работой беда.

Однажды Коля делал отчет и должен был сдать его в 10:00. Никита его должен был проверить и отправить в 13:00 клиенту. Но на сроки Коля наплевал и прислал отчет только в 12:50. Сказал: «Ну а чё, клиенту ж всё равно вовремя отправим». Но нет, отчет оказался дрянным, отправить такое клиенту — позор, на доработку уйдет еще два часа. Никита не может быть жестким с другом, поэтому забирает отчет. Никита извиняется перед клиентом и обещает прислать через два часа, уходит исправлять, а потом отправляет клиенту.

Никита и Коля команда?

В общепринятом понимании — да: работа в итоге сделана, Никита выручил Колю. Взаимовыручка — важнейшее условие работы в команде.

Теперь другой пример.

В команде Никиты есть программист Толя. Толя работает удаленно, на корпоративы не ходит, общается с коллегами только по работе. Коллектив между собой над ним посмеивается, есть даже шуточки о «неуловимом Толике». К тому же с Толей тяжело работать: он вечно недоволен то сроками, то постановкой задачи. Он заставляет переделывать работу, которая как-то влияет на его задачи: например, если дизайнер нарисовал неполный макет, Толя его развернет и заставит дорисовывать. Зато Толя всегда сдает работу в срок, а о проблемах предупреждает заранее.

Однажды в выходной у Никиты случилась беда, и нужна была помощь Толи. Но Толя был на даче и не мог полноценно помочь. Но за минуту он придумал решение, которое спасет Никиту до понедельника. Решение подошло, Никита спасен.

Никита и Толя — команда?

Вроде, нет. Они ж не общаются, просто каждый делает свою работу. Более того, Толя даже не пошел спасать Никиту в трудную минуту: не бросил семью и дачу, не подчинился корпоративному духу. Толя сделал по-умному, но не по-командному.

Однако если Никита откроет свою компанию, работу он предложит не душе компании Коле, а несносному программисту Толе. В своей команде Никита захочет видеть Толю, потому что одно дело — выпивать вместе, а другое дело — работать как следует. Толя работает как следует.

Выходит, хорошая команда — это не про совместные пьянки и задушевные разговоры, а про работу.

Команда — это не личные отношения, а работа

Работа и дружба

Предчувствую возражения: «Ну как же? Если в коллективе все друг друга ненавидят, то и работать невозможно!»

Это всё верно: ненависть вредит работе. Но она вредит так же, как и любовь. Ненависть, любовь, зависть и гнев — это эмоции. А там, где эмоции, — работа непродуктивна. Можно сколь угодно ненавидеть коллегу, но если он крут в своем деле, на работу это влиять не должно.

Вспомните доктора Хауса — это невыносимый самовлюбленный тип, которому на всех плевать. Коллегам с ним некомфортно. Зато Хаус — крутой врач, он спасает людей там, где никто больше спасти не может. И в этот момент никому нет дела до его характера, важен только результат. Если Хаус задел чьи-то чувства — это проблема того, кого он задел.

Это не значит, что надо быть говнюком или что говнюкам всё нужно прощать. Это значит, что сначала надо избавиться от эмоций и думать о деле. А уже потом — обсуждать личные неудобства:

— Люда! Что это за ерунда? Как ты вообще могла такое мне принести? Даже копирайтер с биржи за пятьдесят копеек лучше напишет.

— Макс, скажи, что тебе не нравится? Я переделаю.

Переделали, работа готова.

— Макс, мне неприятно, когда ты меня сравниваешь с копирайтерами на бирже.

— Ок, больше не буду.

Отличная команда — та, которая которая думает о результате и в чьей работе нет места личным обидам. В идеале это выглядит как-то так:

Каждый член команды — крутой специалист. Если он разобрался в задаче, остальные уверены, что он задал все вопросы и предложил лучшее решение из возможных.

Все работают по одним принципам. Нет такого, что один следует правилу несдвигаемых дедлайнов, а другой готов пилить результат с плавающими сроками.

Каждый в команде нормально принимает критику: не стесняется критиковать работу коллег и не обижается на критику сам.

Всем в команде плевать на то, кто с кем спит, кто как оделся и кто как относится к Путину. Потому что это не имеет отношения к работе.

Кажется, что в такой команде каждый сам за себя, и вообще это не команда. На самом деле, наоборот: всех заботит одна и та же цель, все думают об общей пользе, а не о личных амбициях. Это здоровый цинизм.

Соберем всё вместе в определение команды. Команда — это коллектив профессионалов-индивидуалистов, которые работают над общей целью. Каждый участник отвечает за свой кусок работы и заботится о результате в целом. Если он видит проблему, которую не заметили другие, он об этом скажет.

Заметьте, здесь ничего нет о дружбе, потому что это работа. На время работы каждый участник команды — профессионал, которого беспокоит только результат. Ему плевать, если это обидит коллегу. А вне работы ребята — друзья, которые могут выручить друг друга и изливать душу. Но если коллеги не дружат, ничего страшного. Работе это не мешает.

Если коллеги не дружат — ничего страшного

А работать-то как?

Допустим мы собрали команду крутых профессионалов. Теперь надо сделать так, чтобы она нормально функционировала.

Договориться о принципах. Если команда работает по разным принципам, работа провалится. Не может быть так, что редактор следует несдвигаемым срокам, а дизайнеру — на сроки плевать, лишь бы сделать максимально конфетно. Члены команды будут спорить о принципах, вместо того, чтобы работать. И не факт, что они придут к общему мнению: у каждого будут свои аргументы и свое понимание пользы. Проект провалится.

Если нет своих принципов, можно позаимствовать у бюро:

Выбрать капитана корабля. Капитан корабля — тот, кто организует работу: следит за сроками, договаривается с клиентом, тушит пожары, снабжает команду важной информацией.

Обычно роль капитана играет менеджер: он знает задачу, но не знает специфики работы. Плюс менеджера в том, что он разгружает команду от переговоров с клиентом. Но это же и вредит. Вот так идет работа, когда капитан корабля — менеджер:

Менеджер задает вопросы клиенту.

Клиент отвечает, менеджер отдает ответы команде.

Команда получает ответы и составляет новую партию вопросов.

Менеджер передает клиенту.

Клиент отвечает, менеджер передает команде.

Команда изучает и разрабатывает решение.

Менеджер передает решение клиенту

Клиенту оно не подходит, он передает замечания

...

Если капитаном корабля назначить специалиста из команды, ему будет сложно, но работа пойдет продуктивнее:

Специалист задает вопросы клиенту

Клиент отвечает

Специалист на месте уточняет сложности и предлагает решение.

Если команда работает над информационным продуктом, капитан — это редактор. Он знает всё о том, как подавать информацию.

Следовать пониманию задачи. Даже если в команде еще не устаканились принципы, понимание задачи это решит. В понимании есть всё, что нужно для работы: цели, сроки, ожидания, согласования, порядок работы.

Не принимать критику на свой счет. Потому что критика работы не имеет ничего общего с личным оскорблением. Если результат объективно плохой — самое большое оскорбление от коллеги будет, если он его похвалит. Работать становится легче, когда избавляешься от эмоций и начинаешь мыслить объективно.

Разговаривать. Больше всего проблем случается, когда сотрудники не умеют договариваться или боятся сообщить о проблеме. Например, верстальщик точно знает, что не успеет за неделю заверстать сайт, но боится сказать. Все на него рассчитывают, а он подводит в последний момент.

В целом работа в команде похожа на работу с клиентом: надо думать о результате, работать с ожиданиями и вести переговоры на языке пользы.

Сначала работа, потом эмоции

Как собрать команду

Таких команд, о которых я рассказала — одна на миллион. Я знаю три варианта собрать такую команду, но ни одного быстрого.

Прийти в готовый проект и переучить команду жить по новым принципам. Занимает года два. Нужно составить базу знаний, утвердить стандарты, провести переговоры с каждым членом команды. Получится переучить или нет, зависит от команды: если они готовы переучиваться, то получится. Но такое бывает редко.

Собрать команду самому. Выбирать только тех людей, которые изначально согласны с вашими принципами. Проблема в том, что вероятность найти такого человека невысока.

Воспитать команду. Найти подмастерий, которые хотят учиться и готовы воспринимать ваши принципы. Это тоже займет год и больше. Зато в результате команда точно будет классной.

Шансы собрать вокруг себя сильных специалистов увеличатся, если самому быть сильным. С таким человеком все хотят работать и учиться. 

Это всё, что мне есть сказать о командной работе. В следующий раз — о редполитиках и обучение команды правильной редактуре.

До скорого!
Люда Сарычева

Тут пришел Ильяхов и добавил:

Пара слов о работе в офисе

Я стараюсь не работать в офисе, даже если формально нахожусь в штате. Проблема офисной работы — в искажении ценностей.

Сначала ты весь такой за хорошую работу, такой весь профессионал и красавчик. Постепенно знакомишься с новыми коллегами, вы начинаете дружить, меж вами складываются отношения.

Потом бывает то, о чем писала Люда: кто-то кого-то подводит, но так как у вас отношения, вы не можете с этим ничего сделать. Неудобно, стыдно, не по-людски. И уже ты в ловушке: ты не можешь нормально делать работу, потому что тебя связывают отношения.

Дальше — хуже. Где коллектив, там и офисная политика: этому надо повышение, этот тому завидует, у этих отделов конкуренция, те оскорблены недавним постом в блог, эти не терпят критики. Начинаются какие-то дурные внутрикорпоративные соревнования, борьба, подковерные игры. И постепенно люди переключают внимание с того, зачем их сюда наняли, на то, что их окружает каждый день — на офисную политику.

Я бы хотел, чтобы это было выдумкой, но нет. Все компании, в которые я сунул нос более чем на месяц, внутри оказались опутаны этой сложной сетью отношений. Причем не только коммерческие компании, но и госструктуры. Везде, где люди проводят большую часть дня бок о бок, у них складываются социальные отношения. А они могут навредить работе.

И самое отвратительное в офисной работе — это стадность и компромиссы. Сначала все толпами ходят пить чай, потом всей толпой остаются работать допоздна. Чтобы никого не обидеть, тут сгладили пост в блог, там нашли компромисс в интерфейсе, а потом собрали консилиум по поводу новой рекламной кампании и провели коридорные тесты. Когда компания начинает действовать, как единый организм, в ней побеждает середнячок, компромиссы и посредственность. Ничего выдающегося в ней сделать нельзя.

Я не хожу в офисы, потому что в офисах у меня собьется компас. Мне понравится девочка, и мне будет трудно разбомбить ее статью. Ко мне придет большой накачанный босс, и я испугаюсь сказать ему в лицо, что он неправ. А когда все эти люди — лишь аватарки в таск-менеджере, я могу делать то, что считаю правильным для дела.

Чтобы делать проекты внутри компании, я собираю команду из ответственных и самостоятельных людей; запрещаю им ходить в офис и заставляю работать с троекратным остервенением. Мы становимся маленьким боевым отделом, от которого все в восторге, но до которого никто не может дотянуться. И нам никто не мешает хорошо работать. Чего и вам желаю.

Обнимаю,
Максим Ильяхов

Сорок девятый выпуск написала Люда Сарычева 10 августа в Рязани. Редактор — Максим Ильяхов. Ждем, когда Яндекс-касса одобрит нам прием платежей за книгу.

Продвинутый курс Главреда. Подписка на сайте maximilyahov.ru/glvrd-pro